Каталог книг

Млечин Л. Путин

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Млечин Л. Путин Млечин Л. Путин 505 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Млечин Л. Путин Млечин Л. Путин 735 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Млечин Л. Путин Млечин Л. Путин 585 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Млечин Л. Путин Млечин Л. Путин 505 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Млечин Л. Путин. Россия перед выбором Млечин Л. Путин. Россия перед выбором 327 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Леонид Млечин Путин Леонид Млечин Путин 404 р. ozon.ru В магазин >>
Леонид Млечин Путин Леонид Млечин Путин 469 р. ozon.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Млечин Леонид - Путин

Романы онлайн Романы Путин. Россия перед выбором Млечин Леонид Михайлович

Начальник Дрезденского окружного управления МГБ генерал-майор Хорст Бем без пиетета относился к советским офицерам связи. Тем не менее немецкие товарищи, как было положено, после нескольких лет совместной службы наградили Путина бронзовой медалью «За заслуги перед Национальной народной армией ГДР» (приказ № 114/88 от 7 февраля 1988 года хранится в архивах бывшего МГБ ГДР). Всего отметили тогда тридцать семь человек, большинство получило более высокие награды — золотые и серебряные медали. Это был ритуальный знак вежливости. О подлинных успехах или неуспехах офицера КГБ немецким друзьям знать не полагалось.

Путин приехал в Дрезден старшим оперуполномоченным, потом стал помощником начальника отдела, старшим помощником начальника отдела. Его произвели в подполковники. За что Владимира Владимировича повышали по службе?

— За конкретные результаты в работе — так это называлось, — объяснял Путин журналистам. — Они измерялись количеством реализованных единиц информации. Добывал какую-то информацию из имеющихся в твоем распоряжении источников, оформлял, направлял в инстанции и получал соответствующую оценку.

Структура дрезденской группы соответствовала четырем основным направлениям работы: политическая разведка (этим ведал 4-й территориальный отдел первого главного управления КГБ СССР), внешняя контрразведка (управление «К»), нелегальная разведка (управление «С») и научно-техническая (управление «Т»).

По словам одного из тогдашних сослуживцев Путина, написавшего о нем книгу, Владимир Владимирович представлял в Дрездене интересы управления «С» — вместе с еще одним офицером. Главная задача управления — искать молодых немцев, готовых стать агентами-нелегалами. Раскол Германии открывал большие возможности для разведки. Завербованных восточных немцев разными путями переправляли в ФРГ.

«Путин прекрасно понимал, что все его труды скорее всего закончатся сдачей в архив всех наработанных им материалов, — пишет бывший сослуживец, — слишком сложный путь предстояло пройти найденным им кандидатам в агенты-нелегалы. Но была эта работа необходима, и он ее добросовестно выполнял…»

Изучали всех дрезденцев, кто получал разрешение побывать в ФРГ. И, наоборот, западных немцев, приезжавших в ГДР к родственникам: нет ли среди них тех, кто представляет интерес для разведки? Это длительная и муторная работа, многие часы, проведенные за письменным столом.

Неизвестно, удалось ли Путину добиться больших успехов на этом направлении. Вербовка — редкая удача в карьере разведчика. За вербовку американца раньше давали орден. Даже очень умелому разведчику за всю профессиональную жизнь удается завербовать только одного ценного агента…

Сосед Путина по служебному кабинету в Дрездене сохранил наилучшие воспоминания о молодом офицере, надежном, уверенном в себе, с исключительным самообладанием, хорошим чувством юмора и здравым подходом к жизни.

— Не думай о человечестве, а думай о себе, — говорил ему Путин. — Нам не дано ничего изменить, а жить нужно для себя.

Относительно человечества Владимир Владимирович иллюзий не питал. Часто цитировал слова Собакевича из «Мертвых душ» Гоголя: «Все христопродавцы. Один там только и есть порядочный человек: прокурор, да и тот, если сказать правду, свинья». Довольно любопытный взгляд на окружающий мир…

Путина избрали секретарем партийной организации, хотя, по мнению его сослуживца, Владимир Владимирович уже давно в душе был антикоммунистом…

И вот еще одна интересная черта: Путин всегда умел расположить к себе людей старшего поколения.

«Его типичная для ленинградцев воспитанность, — вспоминал сослуживец по Дрездену, — умение держаться почтительно без признаков раболепия, тактичность и предупредительность были ему присущи органически и никогда не вызывали подозрения, что он специально старается понравиться. Именно его уникальное обаяние в глазах пожилых людей оказало решающее влияние на его карьерный рост с того момента, как он попал в поле зрения Ельцина».

После крушения ГДР начальник окружного управления генерал-майор Хорст Бем покончил с собой. Говорили, что причина самоубийства — его осведомленность об особых операциях советской разведки на немецкой территории. Скорее всего, он ушел из жизни потому, что для него, высокопоставленного офицера госбезопасности, с воссоединением Германии жизнь кончилась. Тем более что генерал Бем считался одним из самых жестких и ортодоксальных офицеров госбезопасности.

Его прислали в Дрезден в том числе с задачей присматривать за первым секретарем окружного комитета СЕПГ Хансом Модровом, пожалуй, самым интересным политиком в ГДР. У Модрова сложились хорошие отношения с Советским Союзом, что не нравилось руководству страны. Министерство госбезопасности следило за его контактами с советскими представителями, поэтому все происходило, как в шпионском фильме.

Тогдашний советник-посланник нашего посольства в ГДР Всеволод Иванович Совва рассказывал мне, как он в своем автомобиле с дипломатическими номерами тайно доставлял Модрова на встречу с послом. Ханс Модров не мог открыто приехать в советское посольство в Берлине, за которым следили немецкие чекисты. Он отпускал свою машину на одной из берлинских улиц и ждал, когда Совва за ним заедет. Модрова вели в посольскую сауну, и там уже откровенно обсуждалось положение в стране.

Но руководители госбезопасности ГДР все равно что-то подозревали, поэтому в Дрезден и прислали Хорста Бема, малоприятного человека, но преданного министру госбезопасности Мильке и разделяющего его идеи: все должно быть подконтрольно МГБ. На посту начальника окружного управления Хорст Бем сменил Рольфа Маркерта, подпольщика, который при нацистах сидел в концлагере Бухенвальд. Маркерта сняли с поста руководителя окружного комитета за «недостаточную настойчивость» в работе.

При Хорсте Беме ситуация, вспоминал потом первый секретарь окружкома Модров, радикально изменилась:

«Щупальца и уши МГБ можно было обнаружить теперь повсюду… Если раньше еще поступали сведения о разоблачениях западных шпионов, то теперь вся работа госбезопасности сосредоточилась на внутренней жизни округа… Мне казалось, что Бем постоянно держит передо мной зеркало и говорит при этом: “Дела твои плохи, мой друг…” Бем повсюду видел проявления враждебности. Если бы проявления враждебности прекратились, то Бем рухнул бы, как предмет, лишившийся опоры. Бем был заинтересован в сохранении этой атмосферы враждебности, которую в значительной степени создавал его аппарат».

Владимир Путин говорил, что был поражен — он ехал в Восточную Германию как в европейскую страну, а понял, что ГДР «находится в состоянии, которое пережил уже много лет назад Советский Союз. Это была жестко тоталитарная страна по нашему образу и подобию, но тридцатилетней давности».

Большим событием для Путина и его сослуживцев был приезд в июне 1987 года в Дрезден начальника советской разведки генерала Владимира Александровича Крючкова (вскоре он станет председателем КГБ). Но его не интересовала работа маленькой группы офицеров в провинциальном городе. Он приезжал ради встречи с Хансом Модровом, которому прочили большое будущее.

Работа в братской ГДР требовала от советского человека сугубой осторожности.

Дрезден был побратимом Ленинграда. На официальном уровне в ходу все еще был лозунг «Учиться у Советского Союза — значит учиться побеждать». В реальности руководители ГДР покровительственно относились к советским коллегам, поскольку уровень жизни в ГДР был неизмеримо выше. Советский генеральный консул в Карл-Маркс-Штадте и Дрездене позволил себе критически отозваться о положении дел в ГДР. Об этом доложили генеральному секретарю Эриху Хонеккеру, тот пожаловался в Москву — и генконсула отозвали.

Какие качества в разведчике воспитывает работа за границей, когда есть опасность быть разоблаченным? Когда за тобой каждый день следят, это сильно действует на психику? Или человек ко всему может привыкнуть?

— Конечно, это действует, — говорит генерал Буданов. — Находясь за рубежом, ты постоянно вынужден помнить, что можно, чего нельзя. Но нас к этому готовили, проверяли, можем ли с этим справиться. Некоторые слушатели разведшколы видели, что им либо это не нравится, либо они не потянут работу в таких условиях, — и уходили. Очень важно уметь владеть собой, регулировать свое состояние. Все сделал как надо, вернулся домой, только тогда расслабился. Но помнишь, что и дома лишнего не говори. Правило ввел для себя такое и живешь нормально. Но это надо уметь, конечно. И большинству удавалось. Мы умели и расслабиться, и повеселиться, и поиграть в волейбол…

В КГБ в целом и в разведке в частности шла постоянная борьба за выживание, за должности, за внимание начальства, за поездку в хорошую страну и под хорошим прикрытием… В загранкомандировке тоже было непросто. Чекисты ревностно относились к успехам друг друга. Нравы советской колонии были малосимпатичными. В небольшом коллективе все следили друг за другом: что купил, что жена на обед приготовила, куда поехал. Лишнего шага без разрешения начальства не сделаешь.

Одно время говорили о том, что Владимир Путин чуть ли не принадлежит к числу супершпионов ХХ века. На самом деле он был офицером на небольшой должности и в малых чинах. Грандиозной карьеры в разведке не сделал. Может быть, если бы сделал, то сидел бы сейчас на пенсии и копался в огороде, как многие, кто отличился и сделал карьеру…

Когда коммунистическая власть в ГДР рухнула, в представительстве КГБ стали срочно сортировать бумаги, самое важное переправили в Москву — в ведомственный архив, остальное уничтожали.

— Я лично сжег огромное количество материалов, — рассказывал Путин. — Мы жгли столько, что печка лопнула.

Когда восточные немцы захватывали здания МГБ, наши чекисты испугались, что немцы заодно разгромят и здание представительства КГБ в Дрездене, охранявшееся несколькими пограничниками. Позвонили в штаб группы советских войск в Германии, попросили прислать подмогу. Там ответили:

— Ничего не можем сделать без распоряжения из Москвы. А Москва молчит.

Потом военные все-таки приехали. Немцы разошлись.

Через десять лет Путин поделится с журналистами, написавшими книгу «От первого лица», своим сожалением по поводу того, что Советский Союз после падения Берлинской стены «просто все бросил и ушел».

На эти слова Путина публично откликнулся чешский политик Лубош Добровский, который был послом Чехии в России:

«Нельзя не спросить: что же именно Советский Союз “бросил”? Мы, то есть те, кто двадцать лет был оккупирован советской армией, смотрим на это иначе. Мы-то как раз ни о чем подобном не сожалеем! Уход советских войск из той части Европы, которую они в течение многих лет оккупировали, мы воспринимаем как необходимое условие для возникновения новых суверенитетов, новой свободы… И если кто-нибудь сожалеет об этом в 2000 году, то его необходимо в таком случае спросить: каковы же вообще его представления о свободе и демократии, о равноправии между государствами?

А если Владимир Путин ценит своих бывших друзей и сотрудников из восточногерманской штази, нельзя не спросить: разве неизвестно, сколь преступной была эта организация? Мы, чехи, опять-таки хорошо это знаем, у нас при коммунистическом режиме были подобные органы госбезопасности. При столь умилительных воспоминаниях о сотрудниках штази поневоле задаешься вопросом: а каково же представление у Владимира Путина о праве и правовом государстве?»

Источник:

romanbook.ru

Леонид Млечин: Путин – мой клиент

Леонид Млечин: Путин – мой клиент

Ведущий программы «Суд времени» на «Пятом канале», политический обозреватель «ТВ Центра» Леонид Млечин очень хорошо разбирается в сегодня, зная много о вчера. История – его конек, но начали мы с пренеприятной темы, связанной с атакой ТВ на столичного мэра.

Общество Колумнисты Кара-Мурза-ст.

Культура и ТВ Здоровье Недвижимость Читайте также

Оформите подписку на наши издания

Только в "Собеседнике"

Борис Корчевников: Денис Никифоров: Илья Авербух: Владимир Винокур: Певица Макsим:

Башкортостан – увидеть и влюбиться: вкусная еда, исторические места и курорты

Что изменилось в законах и нормах с 1 января 2018 года: обзор

В долг дал – друга потерял?

Советы психолога: как побороть приступ лени после праздников

Советы фэншуй: кролик и свечи спасут нас в год Желтой Собаки

свидетельство о регистрации СМИ: ЭЛ №ФС77-43277 от 24 декабря 2010 г. выдано Роскомнадзором

Контактная информация
  • учредитель — ООО «Собеседник-Медиа»
  • (105318, г. Москва, ул. Зверинецкая, д.13)
  • Шеф-редактор — Зарицкий А. В.
  • +7 (495) 685-56-65 (Общие вопросы, связь с журналистами)
  • +7 (499) 973-20-54 (Факс)
  • +7 (495) 137-59-17 (подписка, распространение)
  • +7 (495) 685-28-45 (Реклама)
Связь с отделами
  • Новости, политика: versia@sobesednik.ru
  • Расследования: delo@sobesednik.ru
  • Культура: culsob@gmail.com
  • Общая почта сайта: sobesedka@gmail.com
  • Реклама на сайте
Наша продукция Собеседник.ру

Все пресс-релизы публикуются на правах рекламы.

Источник:

sobesednik.ru

Новости дня: Леонид Млечин: Путин станет президентом в 2012 и погрузит нас в брежневский застой - Свободная Пресса - Новости сегодня, 17 ноября 2009 Ф

Леонид Млечин: Путин станет президентом в 2012 и погрузит нас в брежневский застой Россияне недовольны не моделью сырьевой экономики «нефть уходит — приходят деньги», а тем, что им мало достается из этих денег

Когда в России будет умный царь? С кем из исторических персонажей можно сравнить Владимира Путина? Надо ли обелять Сталина? Пошло ли на пользу России открытие нефтяных месторождений в Западной Сибири в конце 1970-х?

На эти, и на другие вопросы наших читателей ответил в ходе on-line конференции известный публицист, автор популярной телепрограммы «Особая папка» Леонид Млечин.

Вперед, в брежневскую эпоху

«СП»: — Леонид, добрый день. Тема нашей on-line конференции — почему уроки истории нас ничему не учат. Мы получили целый ряд вопросов от наших читателей, и позвольте мне начать именно с такого вопроса. Он по-русски бескомпромиссен: «Когда в России будет умный царь»?

— Думаю, сама постановка вопроса характерна для нашего общества, для нашей страны, и она более всего свидетельствует, что мы неверно подходим к своей стране. Нам вовсе не нужно никакого умного царя, и вообще царя.

Счастливой и успешной наша страна будет, когда личность руководителя вообще не будет никого особенно интересовать. Когда там будет просто исполняющий обязанности чиновник, и будут созданы такие механизмы, которые сами по себе позволят обществу нормально развиваться.

Но наше общество, к сожалению, на протяжении десятилетий живет в ожидании этого замечательного царя, и тем самым снимает с себя всякую ответственность и за свою жизнь, и за жизнь страны. Время от времени эту ответственность возлагают на каких-то людей, которые периодически приводят страну к катастрофе.

«СП»: — Кстати, о личностях и катастрофах. Наш читатель Евгений спрашивает, как вы оцениваете роль Сталина, привел ли Сталин страну к катастрофе?

— Я даже не могу себе представить разных точек зрения по этому поводу. Говорить, что да, у Сталина были недостатки, но было и хорошее, — это все равно что сказать: знаете, Чикатило, конечно, резал людей, но лучшего председателя месткома у нас уже не будет. Да если бы Сталина не было в истории России, наша страна процветала бы сейчас! Причем, любой другой вариант был бы лучше вот этого страшного человека с его маниакальной страстью убивать. Массовые репрессии в стране закончились в момент его смерти. И это лучшее доказательство, что они были связаны именно с его личностью.

«СП»: — Продолжим о личностях. Вопрос читателя: с кем из исторических личностей вы могли бы сравнить Путина?

— С кем можно было бы — не хотел бы. Он резковат, этот достаточно молодой еще человек. По моему пониманию, политическая система в стране только складывается, она еще не сформировалась. Если через два года Путин станет президентом, и останется им уже очень надолго, тогда, думаю, у нас сформируется политический строй, и он будет напоминать что-то брежневское. То есть что-то аморфное, лицемерное и неразвивающееся. Это поставит крест на развитии России, не даст людям двигаться вперед.

— Я надеюсь, вы шутите, задавая этот вопрос. Слова «выборы», «политические партии», «избирательная кампания» имеют определенный смысл, но не в нашей стране. Мы тут были на съемках в Вене. Захотелось есть. Вижу: продают бутерброд — сосиска на черном хлебе. Побежал, купил и съел с удовольствием. Недавно в Москве тоже есть захотелось, и тоже сосиску купил. Называется сосиской, на вид сосиска, но не по вкусу, ни по содержанию не совпадает!

Так и с выборами, это слово неприменимо к нашей стране. Захочет Путин быть президентом — значит, будет столько, сколько захочет.

В поисках утраченных 1990-х

«СП»: — Недавно был Единый день голосования, прошли выборы. Получился скандал, но народ его не поддержал. Почему?

— Поведение людей — один из самых неизученных феноменов нашего общества. Почему в советское время, когда в бюллетенях был один кандидат, и его можно было вычеркнуть, этого никто не делал? Есть определенные модели поведения человека в определенных ситуациях. Тут много факторов: есть безразличие, но есть и здравый расчет. Рассуждают так: ну, изберут у нас мэра-оппозиционера. В этом случае газ отключат, с начальством в области он не договориться, значит, ассигнований городу не будет. Зачем тогда нужен мэр-оппозиционер?!

«СП»: — Читатель из Кемерова спрашивает, в каком историческом периоде мы живет?

— История — не поваренная книга, откуда можно брать рецепты. Чисто теоретически можно считать, что есть что-то похожее с переходным периодом от Хрущева к Брежневу. При Хрущеве были хаотичные, малоудачные попытки найти решение проблем на путях развития. Но они были. Хрущев был человеком малограмотным, с узким кругозором. Но его обуревало желание улучшить жизнь.

А потом пришли люди, которые сразу отказались от всех этих попыток. Они ничего не хотели улучшить. Их вовсе не интересовала судьба страны, они в ней не думали. И произошла такая ложная нормализация.

«СП»: — И сейчас идет ложная нормализация?

— Я высоко ценю 1990-е годы. Это было время поиска и попыток избавиться от этого наследства. Какие-то решения были найдены: ведь заработала экономика по-новому, люди, действительно, стали жить лучше — я по стране это вижу.

Но при этом был немыслимый хаос. Конечно, люди хотели нормализации, и сейчас она происходит. Но одновременно это сняло с повестки дня поиск реальных решений. А проблем еще море. Думаю, если бы Ельцин не заболел тяжело, а был бы в силах, и период поиска продлился бы еще лет десять, мы поехали бы по другим рельсам — и вперед.

«СП»: — Вот наезд на вас, Леонид. Читатель пишет нам: «Что писать сейчас про Сталина, что он негодяй, много народа угробил. Вы бы на себя посмотрели со стороны. Вы угробили жизнь целому поколению честных людей, которые не смогли перестроится на вашу воровскую систему». Что можно на это ответить?

— Это переоценка моей скромной роли в истории. Я ни дня не работал в госаппарате, всю жизнь с пером и ручкой. Что значит — писать про Сталина?! Надо писать, исследование общества бесконечно. Сталин, как ни смешно прозвучит, — практически неисследованный политический деятель, сталинская эпоха только-только начинает исследоваться.

Приведу пример. Нацистский режим в Германии существовал меньше 13 лет. В 1945 году были сразу открыты все архивы, кроме одной картотеки, не имеющей большого значения. Начиная с 1945 года в Германии, а также во многих европейских и североамериканских странах начали работать не только историки, но и социопсихологи. Казалось бы, все исследовано. Но на деле — ничего подобного, выходят все новые и новые работы, которые совершенно по-другому позволяют нам взглянуть на этот период.

Это настолько страшный, сложный, труднопонимаемый период, что вот эти неполные 13 лет изучаются уже больше 60 лет, и нельзя сказать, что все изучено. В нашей истории советский период занял почти 80 лет. Архивы еще практически не открыты, историки только-только приступили к работе.

Мое глубокое убеждение — без попыток понять, как сформировался человек, советский человек, мы вообще не сможем понять, что сегодня происходит. Потому что все мы стоим ногами ТАМ.

Самое страшное — ушли целые поколения, не оставив воспоминаний. Есть исторические загадки, которые никогда не будут разгаданы — например, убийство Кирова. Вместе с тем огромное количество архивных материалов позволяет сделать колоссальные шаги вперед.

Например, Служба безопасности Украины (поскольку украинцы не ощущают себя наследниками советского периода) сейчас рассекречивает огромные тома документов КГБ УССР. Я вам скажу, это чтение! Советская Украина была частью Советского Союза, там есть централизованные циркуляры, пришедшие из Москвы, есть документы украинских чекистов. Эти документы позволяют, конечно, по-новому увидеть очень многие вещи.

У нас же процесс открытия архивов закончился. Более того, засекретили даже то, что уже ввели в оборот, и теперь историки не имеют право ссылаться на эти документы.

— У нас разные процессы в обществе идут. Один из них — попытка обелить Сталина как основоположника вертикали власти и эффективного менеджера. Есть причина ведомственная: люди ощущают себя наследниками ведомства, и не хотят его порочить. Наконец, самая простая причина: чиновник гибнет на слове «да». Надо ведь подпись поставить под актом рассекречивания. Ну, ты поставил, а кто-то потом выразил неудовольствие по поводу рассекречивания. А если ты сказал «нет», с тебя не взыщут.

На нефтяной игле: хорошо сидим!

«СП»: — Еще вопрос. «По мнению Портникова, высказанному на радио „Свобода“, политический строй России — этот слегка модернизированный советский курс, суть которого — продажа природных ресурсов. И хранение вырученных средств в западных банках». Вы согласны с такой оценкой?

— К сожалению, открытие нефти в Западной Сибири в конце 1970-х, после нефтяного шока вслед за войной 1973 года. (В октябре 1973 года началась четвертая арабо-израильская война. Через две недели после ее начала ОПЕК сделала неожиданный ход — объявила эмбарго на экспорт нефти союзнику Израиля, США. Сначала президент Никсон призывал граждан к экономии нефтепродуктов, а заправкам запретили отпускать более 40 литров бензина одному человеку. В ноябре инициатива получила продолжение — по воскресеньям заправкам запрещалось вообще продавать бензин. Но это не помогло. Цена галлона бензина взлетела с $ 0,3 до $ 1,2. На фондовой бирже с началом дефицита нефти разразился форменный кризис. Индекс dow jones испытал второе по силе падение в своей истории. Только за период эмбарго цена акций упала на 15%. В результате «медвежий» рынок просуществовал почти два года — в 1974-м, после отставки Никсона, dow jones находился на невообразимо низкой отметке 600 пунктов. Падение могло бы быть и более значительным, но его затормозили фавориты рынка — акции нефтяных компаний, — прим. авт.)

Экспорт нефти впервые в истории России дал ей огромные запасы иностранной валюты. Страна была завалена валютой. Раньше ничего такого не было — ведь коллективизация была просто ускоренной процедурой банкротства, чтобы получить единственный ликвидный в ту пору товар — зерно. Зерно продали, и купили на него тяжелую промышленность. Огромное количество людей было убито, а сельское хозяйство уничтожено только ради этого.

А тут в страну потекла валюта. Но использована она была, как мы сейчас видим, самым неудачным образом. Она почти ничего не дала для промышленности, и лишь немного подняла уровень жизни людей.

Что-то такое и сейчас происходит, к сожалению. Но ведь это привычно укладывается в наши нормы. Мы не хотим работать, и то, что происходит, делается с общего согласия. Да, нефть уходит — приходят деньги. Люди недовольны не этой моделью, они недовольны тем, что им мало досталось. Процентовка не та — в этом вся штука!

А сама модель не вызывает раздражения. Никто же не хочет — в целом общество — не желает трудиться в две смены, как в Китае. Без суббот, без воскресений. Думать о том, что есть дети, которых надо отправить учиться.

Вот у нас, в России полно китайских студентов — это их родители заработали на обучение и отправили их в институты. И у них родители — не миллионеры, не министры. Это дети из обычных китайских семей. Просто китаец знает, что у него есть ответственность перед семьей, перед родом, что он должен заработать и отправить детей учиться.

Я когда-то был в Китае, ездил там по провинции, заходил в колхозы. В одном спросил человека, как он разбогател. Оказалось, он работал водителем, а когда смена заканчивалась, брал с товарищем в аренду грузовичок, и работал еще одну смену. Когда появились первые деньги, потратили их на то, чтобы выкупить грузовичок. Он никогда не был в отпуске, у него не будет государственной пенсии. Но он знает, что ему нужно семью накормить, детей обучить и дать им будущее. Разве это присутствует в нашем обществе? Нет!

Посмотрите: сидят люди на скамеечках, курят, пьют, ругают правительство. Но на вторую смену никто не идет, второй работы себе не ищет. Никто в субботу-воскресенье не говорит: дай-ка я еще поработаю, у меня сын, я хочу, чтобы он в Москву, в университет поехал! В Оксфорд! Ничего, что я в Новосибирске водителем работаю. Нет — государство должно учить. Вот и все.

«СП»: — Еще вопрос читателя в продолжение темы: «Вы верите в то, что нынешнюю Россию можно реформировать и модернизировать ее экономику?»

— Не только можно, но и совершенно необходимо. Я не вижу никаких препятствий для этого — у нас огромная страна.

«СП»: — Вы же сами только что говорили, что мы ничего не хотим, что мы не китайцы?

— Не хотим, но желание в людей не вдохнешь. Кто в этом виноват? Система, которая сейчас складывается, не позволяет людям реализоваться. Должны быть кадровые лифты, которые позволяют делать карьеру: в бизнесе, науке. Если таких лифтов много — у тебя есть возможность подняться: один занят, зато другой стоит пустой. Нажал кнопку — и взлетел, только соображай, думай, действуй! А у нас лифт один — кадровый, и к нему очередь, и твой номер 2028-й.

В такой ситуации можно не суетиться. Номерок-то на руках есть, и когда подойдет очередь — будьте любезны, подвезите меня до должности старшего инженера, начальника цеха или депутата райсовета.

Вот 1990-е годы были временем лифтов. Нравится нам или нет, но стремительно делались карьеры, стремительно делались состояния. Частично они делались не очень благородным путем, но это бы потом наладилось. Но лифты были: тебе не понравилось в этой партии — ты переходишь в другую, в которой тоже есть возможность добиться избрания депутатом, мэром, губернатором. А если одна партия — жди, вот номер 2025-й.

Павлик Морозов против Тома Сойера

«СП»: - Согласны ли вы, спрашивает читатель, что у России два пути — авторитарное государство, или развал на части и беспредел?

— Я не разделяю пессимистических прогнозов. С какой стати должна Россия развалиться?! СССР распался по границам, по которым Российская империя распадалась после Первой мировой. Тогда Ленин и Троцкий с помощью Красной армии заморозили этот распад. А тут холодильник отключили — СССР и распался.

А для распада России нет никаких оснований. А что касается хаоса — у нас нет привычки к самоорганизации. Расскажу в тему историю. Был я как-то на заседании московского правительства. Там обсуждался вопрос, что надо выделить деньги «Артеку». Выступает наш замечательный актер Василий Лановой, естественно, лоббирует выделение денег. Вся аудитория настроена «за». И тут он говорит: «Представляете, в „Артек“ привезли американских детей. Один из них увидел, что воды питьевой мало. Так он что придумал? С утра приволок бутылки с водой, и стал их продавать!»

И зал грохнул, довольный, что мы такие духовные, а он — ужасный, корыстный американский мальчик, который на всем делает бизнес. И никто в эту минуту не подумал о простой вещи: как это так, у детей нет воды? И никто об этом не думает? Ведь в «Артеке» есть взрослые дяди, получающие зарплату и обязанные следить, чтобы у детей была вода.

Американский мальчик увидел, что воды нет, что детям нужна вода. И он эту воду привез, вместо того, чтобы отдыхать вместе со всеми. Он сделал за дядей их работу — и, конечно, за работу нужно было заплатить.

Это — нормально и правильно, это — разумная самоорганизация общества. Но у нас нет такой традиции. Кому из нас в голову придет поступить так же?! У нас формула жизни — мне что, больше всех надо?!

«СП»: - Последний вопрос от наших читателей: «Нужно ли договариваться с властью о смене губительного курса, или надо стать на путь ее насильственного свержения?» По-революционному вопрос ставят…

— Сейчас я занимаюсь историей русской революции. Это страшная вещь. Трудно постичь масштаб катастрофы, постигшей страну, народ и отдельного человека, жизнь которого разрушилась полостью. Когда нет ни еды, ни тепла, ни стекла, смерть подстерегает за дверью. Выйти на улицу нельзя, работы нет. Когда бесконечная жестокость охватила людей. Что Шульгин пишет? Сидели белые офицеры и жарили комиссара на вертеле, крутили и жарили — ну это же помешательство! Помешательство в масштабе целой страны — вот что такое гражданская война.

И что, это прошло бесследно? Нет! А репрессии 1930-х? Они легли на все это, ведь за время гражданской войны сформировалось ощущение, что вокруг — враги, враг твой сосед, брат или отец. Поэтому так легко и репрессии пошли, никто и не сомневался, что враги вокруг. А что, сейчас это не сидит в людях? Готовность увидеть в соседе, друге, горожанине врага, и готовность его уничтожить? Разве это не сидит, не вплескивается?

Жестокость, аморальность, лицемерие, презрение к жизни, равнодушие к жизни и смерти — это преследует нас по сей день, хотя официально гражданская война закончилась 90 лет назад.

Ничего страшнее революции быть не может, призывать к революции ни в коем случае нельзя. Надо осознать, что нужно развиваться, что общество наше нуждается в развитии, и искать способы это делать. Как это делать — я не знаю, я всего лишь журналист.

Так ли будет страшен танк Mobile Protected Firepower, как его сейчас малюют за океаном

Управленцы ответят рублем за эффективность работы госкомпаний

В Киеве хотят заставить артистов содержать армию

Заместитель директора Фонда национальной энергетической безопасности

Российский адвокат, политический деятель

Использование материалов без письменного согласия редакции запрещено.

Мнения отдельных авторов могут не совпадать с позицией редакции.

СвободнаяПресса® – свидетельства о регистрации товарных знаков №390722 и №390723 выданы Роспатентом 06.10.2009.

© 2009, АНО «ИнПресс» – свидетельство о регистрации СМИ Эл №ФС77-34676 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи и массовых коммуникаций.

Редакция: Автономная некоммерческая организация «Интернет-Пресса» (АНО «ИнПресс» – учредитель)

Распространитель и рекламный агент: ООО «Авторское бюро»

Источник:

svpressa.ru

Млечин Л. Путин в городе Курск

В нашем интернет каталоге вы сможете найти Млечин Л. Путин по разумной стоимости, сравнить цены, а также найти похожие предложения в категории Художественная литература. Ознакомиться с свойствами, ценами и обзорами товара. Доставка осуществляется в любой населённый пункт России, например: Курск, Хабаровск, Иркутск.