Каталог книг

Диана Удовиченко Последнее Дело Джека Потрошителя

Перейти в магазин

Сравнить цены

Описание

Шерлок Холмс против Джека Потрошителя, дедукция – против изощренного преступного разума. Черные души, черные дела, черный английский юмор. Неожиданная концовка, которую нельзя предугадать. Слушайте рассказ Дианы Удовиченко – скучать не придется! © Удовиченко Диана © ИДДК

Характеристики

  • Форматы

Сравнить Цены

Предложения интернет-магазинов
Диана Удовиченко Последнее дело Джека Потрошителя Диана Удовиченко Последнее дело Джека Потрошителя 149 р. litres.ru В магазин >>
Диана Удовиченко Знак Потрошителя Диана Удовиченко Знак Потрошителя 307 р. book24.ru В магазин >>
Диана Удовиченко Знак Потрошителя Диана Удовиченко Знак Потрошителя 292 р. ozon.ru В магазин >>
Диана Удовиченко Знак Потрошителя Диана Удовиченко Знак Потрошителя 169 р. litres.ru В магазин >>
Удовиченко Д. Знак Потрошителя Удовиченко Д. Знак Потрошителя 300 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Ольховская В. Синдром Джека-потрошителя Ольховская В. Синдром Джека-потрошителя 284 р. chitai-gorod.ru В магазин >>
Евгений Стаховский История Джека Потрошителя Евгений Стаховский История Джека Потрошителя 49 р. litres.ru В магазин >>

Статьи, обзоры книги, новости

Диана Удовиченко «Последнее дело Джека Потрошителя»

Диана Удовиченко «Последнее дело Джека Потрошителя» Последнее дело Джека Потрошителя
  • Жанры/поджанры: Мистика | Детектив (Классический детектив )
  • Общие характеристики: Психологическое | С ярко выраженной любовной линией
  • Место действия: Наш мир/Земля (Европа (Западная ))
  • Время действия: Новое время (17-19 века)
  • Сюжетные ходы: Изобретения и научные исследования | Жизнь после смерти
  • Линейность сюжета: Линейный
  • Возраст читателя: Для взрослых

Четверо суток Холмс не выходил из дома, где вторую неделю ему являлась дама в белом, пока период морфино-кокаиновой хандры не сменился периодом скрипичного созерцания, чтобы затем перейти в период дедуктивной активности. Почему? Потому что шесть лет спустя на улицы Лондона вернулся гений медицины – Джек Потрошитель. И никто не может представить финала этого противостояния…

Лингвистический анализ текста:

olpo70, 28 июля 2015 г.

Да уж финал ни кто себе представить не мог.Я просто не ожидал такого.Да и весь рассказ это не предсказуемая смесь детектива,мистики и хорора.Да и трудно представить чтобы доктор Уотсон и Джек Потрошитель. И прежде всего всё основанно на большой любви доктора к своей жене.Из-за этого он рискнул бросить вызов самому Холмсу.И ведь практически преуспел.Но не получилось. Но Холмс потому и велик что он не только раскрыл это дело,но и помог Уотсону остаться рядом с собой.И слова Холмса достойные цитирования:«Справедливость ничего не требует,Уотсон.Она,как обычно,молчит.» Хороший рассказ!

Авторы по алфавиту:

11 января 2018 г.

Открыта страница книжной серии «Замок Франкенштейна»

11 января 2018 г.

Открыта страница книжной серии «Русская мистика»

10 января 2018 г.

9 января 2018 г.

Открыта страница книжной серии «Луномания»

9 января 2018 г.

Открыта страница книжной серии «Летописи Книгомирья»

Любое использование материалов сайта допускается только с указанием активной ссылки на источник.

Источник:

fantlab.ru

Призраки и пулеметы (сборник) читать онлайн

Диана Удовиченко

Последнее дело Джека Потрошителя

– Вижу, вы принесли свежий номер «Таймс», – лениво проговорил Шерлок Холмс, впустив меня и снова повалившись на кушетку. – Прочтите, Уотсон…

– Может быть, откроем окно? – кашляя, спросил я. В комнате висело плотное облако сизого дыма. – Вам не повредит глоток свежего воздуха. Вы слишком беспечно относитесь к своему здоровью…

Вот уже четвертые сутки Шерлок Холмс пребывал в состоянии жесточайшей хандры. Облачившись в серый халат, целыми днями лежал на кушетке, курил трубку и поднимался лишь для того, чтобы добраться до стола, в ящике которого хранились запасы морфиновой настойки.

Годы, проведенные в обществе великого сыщика, научили меня не беспокоить его, когда он искал уединения. Но на сей раз сплин слишком затянулся.

– Читайте же, Уотсон, – нетерпеливо повторил Холмс.

Он впервые за четыре дня проявил интерес хоть к чему-то, и это обнадеживало. Я развернул принесенную газету:

– Тридцатого августа сего года у жены доктора Бенджамена Прюэтта родился сын…

– Несомненно, прекрасное известие. Однако я не расположен к праздному чтению. Листайте дальше, Уотсон, найдите лондонские новости.

– Чудовищное убийство в Ист-Энде, – прочел я. – Вчера, ранним утром, в темном переулке Томас-стрит случайными прохожими было обнаружено тело молодой женщины. У жертвы перерезана гортань, вскрыта брюшная полость, вынуты внутренние органы…

Горло перехватил спазм, я замолчал и откашлялся.

– Он вернулся, – кивнул Шерлок Холмс и вдруг спросил: – Скажите, Уотсон, вы ее видите?

Я проследил за его взглядом:

– Разумеется. Правда, вашу этажерку скоро будет трудно разглядеть из-за груды бумаг…

– Нет, не этажерку. Ее. Даму в белом, – мой друг указал пальцем в угол. – Понимаете, Уотсон, этот призрак досаждает мне уже две недели.

Я внимательно всмотрелся в его лицо – остекленевшие глаза, покрасневшие воспаленные ноздри…

– Дорогой Холмс, прошу: не злоупотребляйте хотя бы кокаином…

Он долго сверлил меня тяжелым взглядом, потом вдруг улыбнулся.

– Я могу не волноваться и отправляться в приемную? Сегодня много пациентов.

Холмс кивнул. Я ушел, совершенно успокоенный: он умел держать слово.

Вернувшись поздно вечером, я услышал звуки скрипки и порадовался за друга: период хандры сменился периодом созерцания, который, в свою очередь, должен был перетечь в период деятельности.

Смена настроения не заставила себя долго ждать: утром Холмс спустился в столовую, свежевыбритый, подтянутый, полный сил. После завтрака, бросив взгляд на каминные часы, он сказал:

Источник:

ruslib.net

Диана Удовиченко - Знак Потрошителя - чтение книги онлайн

Диана Удовиченко Последнее дело Джека Потрошителя

вызывавшее ассоциации с породистой лошадью. Большие серые глаза смотрели с уверенным спокойствием, уголки красиво изогнутых губ приподнялись в вежливой улыбке. Дама была затянута в строгое серое, в тон глазам, платье, подчеркивавшее тонкую талию и весьма щедрые формы. Идеальная англичанка-викторианка среднего класса.

– Миссис Хадсон. – вдруг припомнив, изумленно проговорил Сенкевич.

Видимо, он тоже ориентировался на книги Конан Дойла и представлял себе почтенную домохозяйку совершенно по-другому. Женщина внезапно замерла, зажмурилась, потом открыла глаза, опустила взгляд и принялась рассматривать себя, словно не узнавала. Выражение лица у нее было такое, будто она очнулась то ли от долгого сна, то ли от тяжелого бреда. Закусив губы, неодобрительно покосилась на собственные плечи, пробормотала: «Слишком покатые», ухватила себя за грудь, ощупала зад, удовлетворенно кивнула.

Потом перевела взгляд на мужчин, фыркнула, наклонилась, беспородно-крестьянским жестом подхватила подол, задрала до колена, позволив любоваться белоснежной нижней юбкой и целомудренными длинными панталонами, на которых болтались трогательные розовые завязочки. Сделала широкий шаг в комнату:

– Джентльмены, мать вашу, вы что, не узнали? Это же я, Настя!

Она совершила такое движение, будто хотела кинуться на шею Дану. Но остановилась на полпути, выпустила подол, принялась сочувственно рассматривать друга.

– Ты зеленый какой-то, Данилка. Плохо, да?

– Еще бы ему не было плохо, – нахмурился Сенкевич. – Я только что говорил нашему общему товарищу, что он слишком легкомысленно относится к наркотикам. Холмс, вы почти полгода злоупотребляли вредными веществами, а последние три недели не выходили из угара. Пропадали в опиекурильнях, откуда мне приходилось вас вытаскивать с боем и приводить домой. Я целые сутки проводил возле вашей постели, исполняя обязанности сиделки. Но едва придя в себя, вы снова бросались в нездоровое забытье. Нюхали кокаин, пили настойку морфина. Сплин сплином, дорогой Холмс, но так больше продолжаться не может. Как врач, заявляю вам, что…

Настя, совершенно не по-английски подбоченившись, сварливо прервала этот викторианский монолог:

– Хватит тут благородного изображать! Говори по-человечески, от твоего занудства уснуть можно. С Данилкой мы сами разберемся, а ты расскажи лучше, что это был за чувак с катаной, который нас всех едва не перебил. И почему я видела его в портале?

– Да, – умирающим голосом поддержал Дан. – Ты явно знаешь больше, чем мы.

– Колись, собака! – Настя подступила к Сенкевичу, ухватила его за грудки, с силой встряхнула, что в исполнении английской леди выглядело диковато.

Дан с одобрением наблюдал за действиями подруги, он и сам сделал бы то же, только вот сил не было. Внезапно комната опять накренилась набок, к горлу подступил ком, он громко икнул и закашлялся. Настя тут же выпустила пиджак допрашиваемого и, позабыв о нем, кинулась на помощь.

Но девушка не успела добежать до кресла, как снаружи раздался настойчивый звонок.

– Кто бы это мог быть? – пробормотала Настя, превращаясь в миссис Хадсон. – Звонит слишком громко, как лакей.

– Ну так не открывай, – простонал Дан.

– Нет, пожалуй, надо посмотреть, кто там.

Настя поправила платье и вышла. Вскоре вернулась почти бегом, ловко накинула на Дана плед, закрыв его до груди, шепнула: «Осторожнее», только потом объявила:

– Инспектор Джонс, джентльмены. – И удалилась.

В комнату вслед за ней вошел высокий грузный мужчина, за спиной которого маячили два молодца-констебля в синих формах и высоких касках. Полицейские остановились на пороге, устремив на присутствующих безразличные взгляды.

Инспектор прошел к Сенкевичу, без предисловий объявил:

– Вы арестованы, доктор Уотсон.

По его кивку один из констеблей, молодой, пухлощекий, с деревенским румянцем, прошел в комнату и защелкнул на запястьях Сенкевича неуклюжие браслеты, соединенные цепью, – наручники.

– Но позвольте… – интеллигентно возмутился Сенкевич.

– Не позволю, – буркнул Джонс и победно покосился на Дана. – Забирайте его, Смит.

Констебль взял Сенкевича за плечо, подтолкнул к выходу. Настало время вмешаться. Дан собрался с силами, прокашлялся и, надеясь, что его голос звучит не как у дряхлого старика, произнес:

– В чем, собственно, дело, Джонс? Почему вы врываетесь в мой дом и арестовываете моего друга? Извольте объясниться.

Джонс важно потряс брылями, сделавшись похожим на старого, чрезвычайно упрямого английского бульдога:

– Не мое дело объясняться. Объясняться будет Уотсон. Хотя… – Он злорадно усмехнулся.

Чувствовалось: инспектор не любит Холмса и рад продемонстрировать свое торжество. Джонс выхватил газету из кармана Сенкевича, развернул:

– Так и есть, свежий «Таймс». Читали новости, Холмс? Вижу, что нет. В отличие от вашего друга. – Он скороговоркой прочел: – «Чудовищное убийство в Ист-Энде. Вчера, ранним утром, на улице Бакс-роу случайными прохожими было обнаружено тело женщины. У жертвы перерезана гортань, вспорота брюшная полость. Несчастная покрыта страшными ранами…» – Джонс опустил газету, тяжело взглянул на Сенкевича: – Наслаждаетесь описанием своего преступления, Уотсон? Упиваетесь славой?

– Чтение газеты пока не дает повода подозревать джентльмена в убийстве, – иронично заметил Дан. – С таким же успехом вы можете арестовать всех грамотных жителей Лондона.

– А то, что джентльмена за несколько часов до убийства видели в компании жертвы, дает повод его подозревать? – пропыхтел Джонс, и его щеки налились багрянцем. – Ваш друг провел позавчерашний вечер с женщиной, которая была опознана как Мэри Энн Николз – особа легкого поведения. Он был последний, с кем видели несчастную. У меня несколько свидетелей. Две товарки Николз подробно описали его внешность. Женщины утверждают, что доктор Уотсон любит прогуливаться вечерами по Ист-Энду и каждый раз уходит с одной из тамошних обитательниц.

Мэри Энн Николз, Ист-Энд, вспоротый живот… Ну конечно, Джек Потрошитель! Его первое убийство. И правда, он действовал в Лондоне в период, описываемый Конан Дойлом. Дан всегда удивлялся, как писатель мог не использовать этот факт в своих «Записках о Шерлоке Холмсе». Вот это в интересное времечко мы попали, подумал он.

Дан попытался достучаться до сознания Холмса: детектив безмолвствовал. Призвав на помощь собственный опыт сыскаря, он спросил:

– То есть вы утверждаете, что мистер Уотсон – убийца, основываясь на описаниях, данных двумя проститутками? Не говоря уж о том, что дамы могли быть нетрезвыми или просто-напросто соврать, не кажется ли вам, что словесному портрету доктора Уотсона соответствует как минимум сотен десять лондонских джентльменов?

– Бесполезно, Холмс, оставьте свои фокусы для тех, кто вам верит. Для Лестрейда, например. Но ничего не выйдет: это дело поручено мне. И я арестую Уотсона по подозрению в убийстве. Его узнал еще и мальчишка-рассыльный, которого Уотсон не раз отправлял на поиски кеба. Ист-Энд – местечко бедное, кебменов там немного. Мои люди без труда отыскали извозчика, который накануне отвозил домой светловолосого джентльмена в дорогом костюме из шотландки. Он привез нас прямиком сюда. Но хватит разговоров. Идемте, Уотсон.

– Это какое-то странное недоразумение, – обиженно проговорил Сенкевич. – Разумеется, как джентльмен, я вынужден подчиниться представителю власти. Но полагаю, долго в Скотленд-Ярде мне задержаться не придется.

– Да-да, вы надеетесь на Холмса, старина, – пробурчал Джонсон. – Только на этот раз даже он не поможет.

Сенкевич понурился и вышел под конвоем констеблей. Спустя несколько минут в кабинет вбежала растерянная Настя.

– Данилка, что делать? Его надо срочно выручать!

– Ничего ему не станется от нескольких часов в тюрьме, – успокоил Дан.

– Ты знаешь, как работает лондонская полиция? Вот и я не знаю. – Настя принялась загибать пальцы. – Дактилоскопии нет, исследования на ДНК нет, да вообще никакой серьезной судмедэкспертизы нет! Есть только свидетели. И на основании их показаний Сенкевича вполне могут засудить.

– Для этого нужно время.

– А если он будет в камере не один? – продолжала нагнетать Настя. – А если его сосед грохнет? Мы же тут застрянем навсегда, Данилка! Соберись!

– Трудно мне, Насть, – с кряхтением пожаловался Дан. – Все тело выкручивает…

Подруга бросила на него злобно-презрительный взгляд, развернулась и решительно зашагала к двери. Зная ее характер, Дан поспешно спросил:

– Настя, мы не дома. Это викторианский Лондон. Кто здесь послушает женщину?

Настя остановилась в дверях:

– Ну а что мне остается делать? Ты же не в состоянии. Вспомни историю: Джек Потрошитель так и не был пойман. Полиция потерпела фиаско. Так что Сенкевич – идеальный претендент на роль убийцы. Да на него все повесят и рады будут!

– Это только первое преступление, – возразил Дан.

Настя прислонилась к косяку, деловито осведомилась:

– Предлагаешь дождаться второго? И не выручать Сенкевича, пусть в тюрьме сидит? Тогда уж у него будет железное алиби. Не помнишь, через сколько дней Потрошитель убил снова?

– Примерно через неделю вроде бы.

Настя помотала головой:

– Слишком опасно. На улице дождь, в тюрьме сыро. Подхватит Сенкевич пневмонию да помрет. Антибиотиков тут тоже нет. Мы должны его беречь, Данилка. Ничего не поделаешь.

Спорить с подругой было невозможно. К тому же Дан точно знал: она все равно пойдет в Скотленд-Ярд и попытается вытащить Сенкевича. В результате вполне может попасть или в руки сыщикам, или в лапы самого Потрошителя. И придется ему спасать уже двоих. Он глубоко вздохнул:

– Хорошо, Насть, я понял. Дай мне час. За это время, надеюсь, с Сенкевичем ничего не случится.

Настя хотела было еще что-то сказать, но посмотрела в глаза другу и сочла за благо согласиться.

– Но только час, не больше!

Девушка вышла, оставив Дана наедине с абстинентным синдромом. Он с трудом поднялся на ноги, немного постоял, пошатываясь: лекарство Сенкевича если и действовало, то слабо. Дан согнулся от боли в животе, пару минут боролся с тошнотой. Потом снова обессиленно рухнул в кресло, проклиная ситуацию. Мало того, что хреново до ужаса, так он еще и не знает реалий мира, в котором оказался. Чертов Холмс продолжал безмолвствовать, и доступа к его памяти не было.

– Может, уже очнешься? – укорил его Дан. – Мне в Скотленд-Ярд сейчас, твоя знаменитая дедукция очень бы пригодилась.

Великий сыщик не ответил. Решив разбираться с проблемами по мере их поступления, Дан принялся размышлять, как бы справиться с ломкой. Укол не помог, отлеживаться времени нет. Оставалось единственное средство…

Все в нем восставало при этой мысли: Дан презирал наркоманов, считал их чем-то вроде человеческого мусора.

Источник:

litread.info

Аудиокнига: «Удовиченко Диана

Информация об аудиокниге

Название: Последнее дело Джека Потрошителя

Исполнитель: Кузнецов Дмитрий

Жанр: Городское фэнтези, Мистика, Триллеры

Год издания: 2017

Длительность: 1 ч. 12 мин. 46 сек.

Шерлок Холмс против Джека Потрошителя, дедукция – против изощренного преступного разума. Черные души, черные дела, черный английский юмор. Неожиданная концовка, которую нельзя предугадать. Слушайте рассказ Дианы Удовиченко – скучать не придется!

Возрастное ограничение: 16+

Дата выхода на ЛитРес: 09 августа 2017

Длительность: 1 ч. 12 мин. 46 сек.

Чтец: Дмитрий Кузнецов

Дизайн: yuriy12 , Alexxus , Верстка: gracer , Поддержка каталога: vTinka & co

Администрирование сервиса: nicksu , Выборочная корректура: smb46

Источник:

abook-club.ru

Знак Потрошителя читать онлайн - Диана Удовиченко (Страница 11)

«Знак Потрошителя» Диана Удовиченко читать онлайн - страница 11

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Славы, джентльмены. — Платонов поднялся с корточек. — Все маньяки ищут славы. Желают, чтобы публика ужасалась и одновременно восхищалась ими. Чтобы их деяния остались в веках. Не сомневаюсь, так и будет. А еще этот человек в глубине души хочет, чтобы его поймали.

— Так чего же проще? — фыркнул Лестрейд. — Пусть бы не убегал с места преступления.

— Он издевается над полицией, джентльмены. Не считает ее достойной поймать его. Как всякий безумец, полагает себя много умнее сыщиков. Высокомерие — вот признак маньяка. Он оставляет зашифрованные послания, вступает в противоборство. Но не с полицией. Он ищет достойного противника. Не сомневайтесь, скоро преступник вступит с нами в диалог и покажет себя во всей красе.

— Он считает, полиция для него недостаточно сильный противник? — Лестрейд обиделся, казалось, даже редкие усики его встали дыбом, как у разозленного хорька.

— Разумеется, он так считает.

— И кто же тогда противник достойный? С кем играет убийца?

— Я, — просто ответил Платонов. — Он играет с Шерлоком Холмсом.

— Вы уже один раз пошли по ложному следу, — пробурчал Лестрейд.

Дан, проигнорировав это замечание, снова склонился над жертвой:

— Что скажете об орудии убийства, Уотсон?

— Как и в прошлый раз, края плотные, не рваные, надрез ровный. Горло рассечено одним движением. Разрезы на лице глубокие, но тонкие. Внутренности также отсечены одним движением…

— Хирургический скальпель. — Платонов не спрашивал, утверждал. — Он сменил орудие убийства.

— Вне всяких сомнений.

— В прошлый раз искали парикмахера, теперь снова возвращаемся к хирургу, — недовольно пробурчал Лестрейд.

— Увы, — признал Сенкевич. — Простому парикмахеру не под силу так профессионально выпотрошить человека. Это сделал врач. Либо, возможно, мясник.

— Или тот, кто знаком с анатомией, — добавил Дан.

— Кто же может быть знаком с анатомией, кроме врачей и мясников? — пожал плечами Лестрейд.

— Натуралист. Скульптор. Художник. Или просто человек, который любит убивать, — хладнокровно ответил Платонов.

Лестрейд совсем приуныл:

— Обширное поле для розыска.

Человек тихо выступил из темной подворотни, вкрадчиво, бочком, подобрался к проститутке. Вежливо улыбнулся:

— Четыре пенни, дже… — Она не успела договорить, замерла с открытым ртом, наблюдая, как лицо клиента меняется, превращается в оскаленную морду зверя, в маску ярости и ненависти. И голос его тоже изменился, когда он, поигрывая чем-то тонким, блестящим, невыносимо страшным, выдохнул:

Женщина сообразила мгновенно: через две улицы будка патрульного. Тоненькая, легкая, она стремительно сорвалась с места и побежала по Корт-стрит в сторону рынка Спайтелфилд. За ним и находился пост дежурного полицейского. Там сторожа, там патрульный, там помогут…

Она неслась по улице, стараясь держаться под светом фонарей, отчаянно надеясь, что навстречу попадутся прохожие, спугнут человека с ножом. Но, как назло, улицы были пусты. Кричать не рисковала: берегла дыхание, зная свои слабые легкие.

Позади грохотали тяжелые шаги. Преследователь не желал молчать. Он громко свистел, хохотал, что-то выкрикивал в спину и, кажется, даже подпрыгивал, получая удовольствие от погони.

Женщина выскочила на Уайтчепел-роуд. Оставалось совсем немного: добежать до рынка, пересечь его — там ждало спасение. Но легкие подвели: она задохнулась от кашля.

Тяжелый кулак ударил по шее, сбил с ног. Она упала лицом вперед, ударилась лбом о камень мостовой, потеряла сознание. Урча от радости, человек перевернул ее, подхватил под мышки, волоком потащил в вонючий тупичок неподалеку от рынка.

Уложив проститутку прямо в грязь, присел на корточки. Резким движением задрал юбку, стащил нижнее белье. Рассмеялся:

— Так не пойдет! Просыпайся! — И принялся похлопывать ее по щекам.

Женщина очнулась и взвизгнула.

— Да, так! Ори! Все равно не услышат! — хохотал убийца, ловко рассекая кожу на ее лице.

Крик вскоре превратился в кашель, из горла несчастной хлынула кровь.

— Напрасно торопишься, — резвился маньяк.

Он несколько раз ударил скальпелем в лобок. Потом отработанным движением вскрыл брюшину. Запустил обе руки в живот, покопался, вытянул кишки, бросил рядом с агонизирующим телом. Снова залез обеими руками в рану, пошарил, подсек внутри скальпелем, с силой дернул. Немного полюбовался вытащенной почкой, сунул ее в карман. Извлек вторую, пренебрежительно швырнул в груду кишок.

Он долго еще тщательно опустошал брюшину женщины, которая уже не подавала признаков жизни. Потом небрежно полоснул по горлу, вытер окровавленные руки об подол платья, поднялся и, посвистывая, неспешно пошел прочь, на ходу добрея лицом, из чудовища снова превращаясь в обычного мужчину.

— Едемте, Уотсон, — произнес Дан. — Здесь нам больше делать нечего, оставим уборку полиции, а сами вернемся домой, раскурим трубку и прибегнем к дедукции.

Однако, добравшись до дома, они разошлись по комнатам и рухнули спать. Проснулись уже под вечер, поужинали, устроились в кабинете сыщика — один дымил папиросой, другой с вожделением поглядывал на трубку, но сдерживался. На столе лежали утренние газеты, которые они еще не успели прочесть.

— Как себя чувствуешь, капитан? — спросил Сенкевич.

— Хреново, не видишь, что ли?

Платонов больше не принимал наркотиков, и казалось, в последние два дня ломка стала отступать. По крайней мере, он уже уверенно держался на ногах и даже сумел выехать на место преступления, хотя вид имел болезненный. Сенкевич хотел было поделиться своими соображениями по поводу наркомании Холмса, но тут раздался звонок в дверь.

— Инспектор Джонс, джентльмены, — сообщила Настя, появившись на пороге.

Бесцеремонный толстяк вошел, как всегда без приглашения уселся в кресло напротив Дана и, не скрываясь, осмотрел его. Взгляд маленьких свиных глазок был хитрым и неприязненным, пухлое щекастое лицо Джонса расплылось в неприятной ухмылке:

— Неважно выглядите, Холмс.

Как и все полицейские, выдуманные Конан Дойлом, он не отличался тактичностью.

— Что вам угодно, инспектор? — вмешался Сенкевич.

Вместо ответа Джонс достал из кармана сложенный вчетверо газетный листок:

— Читали утренний «Таймс»? Новое убийство в Ист-Энде. — Джонс поскреб за ухом. Интонация инспектора была насмешливой. — Вот решил обратиться к великому сыщику.

— Мы были сегодня ночью на месте преступления, — холодно произнес Дан.

Сенкевич поспешно взял со столика газету, развернул ее, отыскал страницу новостей, бегло просмотрел:

— Именно. Вы ошиблись, Холмс, — ухмыльнулся инспектор. — Космински не убийца. У него самое надежное алиби в мире: на момент совершения второго преступления он сидел в тюрьме. Его уже перевели в лечебницу для душевнобольных. Никакой он не маньяк, просто жалкий сумасшедший.

— Что ж, иногда следствие идет по ложному пути и самые опытные сыщики ошибаются, — заметил Дан. — Однако не помню, чтобы я указывал на Аарона Космински как на убийцу. Я сказал, возможно, он преступник.

— Опять ваши фокусы, Холмс, — проворчал инспектор. — Но тут вот какое дело… — Джонс замялся, потом вытащил из другого кармана листок бумаги, протянул Дану. — Прочтите.

— Позвольте мне, — в лучшей Уотсоновской манере проговорил Сенкевич. Взял бумагу, принялся читать вслух: — «Со всех сторон до меня доходят слухи, что полиция меня поймала. А они до сих пор даже не вычислили меня. Я охочусь на женщин определенного типа и не перестану их резать до тех пор, пока меня не повяжут. Последнее дело было великолепной работой. Леди не успела даже вскрикнуть. Я люблю такую работу и готов ее повторить. Скоро вы вновь узнаете обо мне по забавной проделке. Закончив последнее дело, я прихватил с собой чернила в бутылочке из-под имбирного лимонада, чтобы написать письмо, но они вскоре загустели как клей, и я не смог ими воспользоваться. Вот я и решил, что взамен подойдут красные чернила. Ха! Ха! В следующий раз я отрежу уши и отошлю их в полицию, просто так, ради шутки. Джек Потрошитель».

— В газетах этого нет, — сказал Сенкевич, возвращая инспектору письмо.

— Пока нет, — уныло признался Джонс. — Но сегодня вечером уже будет. Письмо-то, написанное кровью, он прислал прямо в агентство новостей. Они передали бумагу в Скотленд-Ярд, но содержание уже пошло в печать. Надо же, имечко себе какое придумал: Джек Потрошитель…

Дан сочувственно кивал.

— В общем, Лестрейд рассказал о ваших прогнозах. Вынужден признать, Холмс: вы были правы. Убийца решил поиграть с нами.

— И эта игра только началась, — согласился Платонов. — Следует ждать новых писем и даже посылок.

— Увы. С частями тел жертв. Думаю, сначала он пришлет почку.

Платонов отчаянно блефовал, выдавая знания о Потрошителе за результат дедукции. Сенкевич тут же подумал, что зря капитан столь самоуверен: реальность другая, и Потрошитель может действовать по-другому.

— Так, может, встанете уже с кресла и поможете его поймать? — насупился Джонс.

Источник:

knizhnik.org

Диана Удовиченко Последнее Дело Джека Потрошителя в городе Кемерово

В данном каталоге вы можете найти Диана Удовиченко Последнее Дело Джека Потрошителя по разумной цене, сравнить цены, а также найти прочие книги в категории Художественная литература. Ознакомиться с свойствами, ценами и рецензиями товара. Транспортировка может производится в любой город России, например: Кемерово, Челябинск, Самара.